Пт. Янв 7th, 2022
    Дэвид Боуи: Когда вы смотрите на его прошлое, вы понимаете, что он был мастером понимания будущего

    David Bowie: When you look at his past, you realise he was a master at understanding the future

      «Посмотри сюда, я на небесах», — пел Дэвид Боуи. «У меня есть шрамы, которые не видны».

      Песня Lazarus, трек с альбома Blackstar, выпущенный всего за два дня до того, как он умер от рака печени 10 января 2016 года, ровно пять лет назад.

      Была ли лирика еще одним случаем того, что Боуи был на шаг впереди всего мира, предсказав собственную смерть? Возможно, мы должны были увидеть подсказки в видео Blackstar, в котором скелет мертвого астронавта уплывает в открытый космос.

      David Bowie: When you look at his past, you realise he was a master at understanding the future

      David Bowie: When you look at his past, you realise he was a master at understanding the future

      Кончина майора Тома из «Космической странности»? Никто не знает наверняка.

      Но когда я думаю о том дне, я понимаю, что это единственный раз, когда я чувствовал себя совершенно опустошенным смертью того, кого я никогда не встречал. Это чувство нелогично, но реально. Как будто что-то в вашей собственной личной истории изменилось.

      Для фанатов-подростков из унылых пригородов 1970-х Боуи предложил взглянуть на экстравагантность, даже декаданс, и захватывающий саундтрек к нашей жизни. Мы были зацеплены на всю жизнь.

      Когда вы оглядываетесь на его прошлое, вы понимаете, что Боуи был мастером понимания будущего.

      Во время первого всплеска протестов Black Lives Matter прошлым летом кто-то поделился интервью, которое он дал MTV в 1983 году, которого я раньше не видел.

      Он поменялся ролями с интервьюером Марком Гудманом, задав ему вопросы о том, почему на станции так мало чернокожих артистов. Ему сказали, что города на Среднем Западе могут быть «напуганы принцем до смерти»… или череда других черных лиц и черной музыки».

      Это потрясающее зрелище — смотреть это интервью сегодня.

      David Bowie: When you look at his past, you realise he was a master at understanding the future

      David Bowie: When you look at his past, you realise he was a master at understanding the future

      Гудман сказал, что MTV должно было выбирать музыку, которая подходила бы всей Америке, и задался вопросом, что братья Айсли могли значить в те дни для 17-летнего подростка. Боуи вернулся, вежливый, но настойчивый: «Я скажу вам, что значат братья Айсли или Марвин Гэй для чернокожего 17-летнего подростка. Конечно, он тоже часть Америки».

      READ  Неделя борьбы с издевательствами: "Меня избили у школьных ворот, и блокировка сделала кибер-издевательства намного хуже"

      Он продолжил: «Разве не должно быть проблемой попытаться сделать средства массовой информации гораздо более интегрированными?»

      Гудман вынужден был согласиться. Это долгий путь, который все еще предстоит пройти сегодня.

      Более легкомысленно, когда вы смотрите видео 1980 года на трек Ashes To Ashes, вы можете подумать, что это Боуи изобрел iPad за 30 лет до Apple.

      В то время это видео было самым дорогим и технологически сложным из всех, когда-либо созданных художниками. В двух случаях персонаж Боуи Пьеро держит в руках планшет с воспроизведением видео. Конечно, это должно было натолкнуть людей на новые идеи…

      Боуи видел, что сейчас произойдет. Он был убийцей условностей и поборником индивидуализма.

      David Bowie: When you look at his past, you realise he was a master at understanding the future

      David Bowie: When you look at his past, you realise he was a master at understanding the future

      Его понимание сексуальной двусмысленности предполагало, что люди могли просто быть теми, кем они хотели быть, задолго до эволюции гендерной текучести, которую мы наблюдаем сегодня.

      На этой неделе я вспомнил его интервью с корреспондентом Би-би-си Джереми Паксманом в 1999 году, в то время, когда мы все только начинали привыкать к «серфингу» в Интернете. Паксман задался вопросом, не были ли претензии, предъявляемые к Интернету, сильно преувеличены. Услышав ответ, он вопросительно приподнял бровь.

      «Я не думаю, что мы даже видели верхушку айсберга», — сказал Боуи. «Я думаю, что потенциал того, что интернет собирается сделать для общества — как хорошего, так и плохого — невообразим. Мы находимся на пороге чего-то волнующего и ужасающего. Это разрушит наши представления о том, что такое медиумы».

      В то время я видел интервью и не совсем понял, что он имел в виду. Десять лет спустя мы все это поняли. Представление Боуи о будущем уже предполагало, что Интернет будет содержать бесконечное количество контента и обеспечит легкое взаимодействие между пользователями и провайдерами.

      READ  COVID-19: «Вместо признаков родов я проснулась задыхаясь, потная и горячая» - медсестра поделилась историей своего изолированного ребенка

      В 2002 году он сказал газете «Нью-Йорк таймс», что дни массовых продаж компакт-дисков однажды закончатся.

      David Bowie: When you look at his past, you realise he was a master at understanding the future

      David Bowie: When you look at his past, you realise he was a master at understanding the future

      «Музыка станет подобна проточной воде или электричеству — абсолютная трансформация всего, что мы думали о музыке, произойдет в течение 10 лет».

      Он сказал своим коллегам-артистам, что им лучше привыкнуть много гастролировать, чтобы зарабатывать деньги, потому что в будущем потоковые сервисы будут доминировать в музыке. Spotify был запущен в октябре 2008 года, и Боуи снова оказался дальновидным.

      Его прозрения были плодом ненасытно любознательного ума.

      Он читал Ницше, Уильяма С. Берроуза и поэта Халила Джебрана. На него оказали музыкальное влияние Литтл Ричард, Джон Колтрейн, Боб Дилан и The Velvet Underground. Он был очарован Джорджем Оруэллом, Энтони Берджессом, Энди Уорхолом и Сальвадором Дали.

      Эти и многие другие влияния были отфильтрованы через мультиплекс его мозга и вылились в безумное творчество, которое выпустило 13 альбомов за 11 лет между 1969 и 1980 годами.

      David Bowie: When you look at his past, you realise he was a master at understanding the future

      David Bowie: When you look at his past, you realise he was a master at understanding the future

      Боуи наэлектризовал 1970-е в той же степени, в какой Битлз помогли определить 1960-е, подпитываясь социальными колебаниями и паранойями того времени.

      Мы могли потерять его гораздо раньше, чем потеряли. Его турне по Соединенным Штатам середины 70-х годов было безжалостно подпитано кокаином. На фотографиях, сделанных им в то время, видна бледная, похожая на труп фигура, постоянно находящаяся на грани, а иногда и над ней.

      И все же творчество никогда не подавлялось. Ему удалось переключиться в середине тура с рок-н-ролла Diamond Dogs на «душу молодых американцев», которую он написал, а затем записал в Филадельфии, находясь в дороге и находясь под влиянием.

      Он сам сказал, что не знает, что могло бы с ним случиться, если бы он не отказался от американского гедонизма ради более спокойной жизни в Берлине. Его берлинская трилогия — Low, Heroes и Lodger — стала результатом европейского влияния и его увлечения электронной и эмбиентной музыкой в сотрудничестве с Брайаном Ино.

      READ  Длинный КОВИД: "Я думал, что быть молодым и здоровым защитит меня - я ошибался"

      Это было новшество 70-х, которое помогло возродить музыку 80-х.

      Есть, по крайней мере, компенсация за потерю такой необыкновенной творческой силы. Музыка, которая продала 140 миллионов альбомов, все еще здесь. Его влияние на музыку, искусство, моду и стиль невозможно стереть.

      Он пел на Blackstar: «Что-то случилось в тот день, когда он умер. Его дух поднялся на метр и отступил в сторону.»

      Я не уверен, что там есть кто-то, кто мог бы занять его место.

      Source

      Добавить комментарий

      Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *